Антон Володькин, Wink: Текущий размер рынка – результат неразумной конкуренции между игроками

  • 23.09.2023, 18:00
  • 5 255
  • На недавнем фестивале онлайн-кинотеатров «Новый сезон» в номинации «Самый ожидаемый сериал» победила драма Жоры Крыжовникова «Слово пацана», представленная платформами Wink (совместное предприятие «Ростелекома» и Национальной Медиа Группы) и Start. В этом году Wink выпустил целый ряд заметных оригинальных проектов: «Фишер», «Актрисы», «Балет», «Ухожу красиво», «Мерзлая земля», «Макс и Гусь», «Библиотекарь».

    Антон Володькин, Wink: Текущий размер рынка – результат неразумной конкуренции между игроками

    В том числе благодаря ориджиналсам цифры видеосервиса показали прирост по итогам первого полугодия 2023 года: количество активных подписчиков превысило 11,5 млн, а выручка достигла 13,2 млрд рублей. При этом число платящих пользователей увеличилось на 20% и составило 9 млн. Платформа занимает третье место на рынке легальных видеосервисов после «Кинопоиска» и «Иви». По данным «ТМТ Консалтинг», доля Wink составляет 11%, по сведениям TelecomDaily – 13%. Показатели Wink увеличатся еще больше после юридически завершившегося в июле объединения с more.tv в совместное предприятие. Генеральный директор Wink Антон Володькин рассказал БК о подробностях этого слияния и достижениях видеосервиса за пять лет работы.

    По итогам первого полугодия 2023 года выручка Wink выросла на 9 процентов и превысила 13,2 миллиарда рублей по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, а количество подписчиков увеличилось на 11 процентов, до 11,5 миллиона человек. В чем вы видите главные причины роста показателей?


    Главная причина состоит в том, что мы более плотно стали заниматься собственным контентом. До этого драйверы роста были другими, а собственный контент некоторое время оставался не то чтобы на вторых позициях, но мы для начала изучали рынок производства сериалов. В этом году нам удалось выйти на достаточно высокие производственные показатели и запустить гораздо большее количество оригинальных сериалов, сопровождая их значительной маркетинговой поддержкой. В партнерстве с НМГ мы формируем контентную стратегию сервиса, опираясь в первую очередь на производство с «НМГ Студией», но также продолжая изучать рынок и рассматривая проекты с широким кругом партнеров.

    Если абонентская база платного ТВ «Ростелекома» составляет 6,6 миллиона, значит, половину подписчиков удалось привлечь за пределами существующей аудитории? Каким образом вам удалось это сделать?

    И для ОТТ-подключений главный драйвер – оригинальный контент, который более нигде не доступен. На сегодня (отмечу, что эти данные пока без учета more.tv) примерно половину подписчиков составляют так называемые ОТТ-пользователи, которые скачивают мобильное приложение, подключают и оплачивают тариф либо получают доступ к Wink через экосистемные продукты, например, через подписку Tele2. Опять же, мы считаем клиентов корректно – это не все, кто теоретически имеет доступ к онлайн-кинотеатру, а только те, кто реально им пользуется.

    Четыре оригинальных многосерийных проекта Wink вошли в топ-10 сериалов по итогам первого полугодия на платформе. Вы говорили о том, что это свидетельствует о правильной программной политике видеосервиса, основанной на глубоком знании аудитории и ее вкусов. Расскажите, пожалуйста, подробнее об этой программной политике. Какие проекты Wink интересно производить?

    Программная политика заключается в том, чтобы запускать небольшое количество ориентированных на широкую аудиторию ярких проектов, каждый из которых затрагивал бы какие-то важные сферы интересов наших клиентов. Мы занимались умной селекцией, то есть не стремились создать «юбилейное» количество сериалов (двадцать или тридцать) и все их выпустить, а концентрировались на четырех или пяти. Выбирали самые актуальные и потенциально интересные зрителям темы, способные затронуть чувства клиентов в абсолютно разнообразных разрезах. Будь то триллер, который держит в напряжении и немного пугает, пока герои ищут маньяка, как в сериале «Фишер», или, как в сериале «Балет», драма о чувствах и отношениях людей, представленная через призму взаимоотношений в балетной среде. В любом случае зрители могут перенести историю на свою жизнь, найти какие-то узнаваемые параллели, детали, характеры. Большой пласт людей любит смотреть народные полицейские комедии – мы предложили сериал «Ухожу красиво».

    Политика Wink состоит в том, чтобы давать зрителю разнообразную палитру контента, где каждый может найти что-то для себя: кому-то нужны серьезные социальные драмы, кому-то – веселые комедии, но все они затрагивают какие-то чувства и эмоции зрителя. Подобная стратегия работает, но это не значит, что мы на этом остановимся. Мы точно будем расширять количество проектов, делать их более нишевыми и пробовать различные жанры. К примеру, второе полугодие мы начали с премьеры фэнтези-сериала «Библиотекарь». Проект стал экспериментом платформы в жанровом кино, попыткой оценить реакцию аудитории на подобный контент. «Библиотекарь» показал очень высокий результат, в том числе по независимым рейтингам, войдя в топ популярных сериалов, что для нас стало не то чтобы неожиданностью, но приятным сюрпризом. Оказалось, в категории взрослого фэнтези зритель тосковал по чему-то в духе НОЧНЫХ ДОЗОРОВ.

    Расскажите, пожалуйста, об аудитории Wink и ее предпочтениях. Как изменились пользователи за последние полтора года?

    Wink – платформа для самой широкой аудитории, с фокусом на семью с разными поколениями. Отличие видеосервиса в том, что на один аккаунт приходится достаточно много устройств. Потребление идет с двух-трех очень разных по профилям устройств: к примеру, прослеживается четкий взрослый и четкий детский профиль потребления. В стране насчитывается более 50 миллионов домохозяйств (иначе – семей), три четверти из них охвачено оптическими сетями «Ростелекома» и, соответственно, это наша потенциальная аудитория. Конечно, нужен определенный уровень дохода для оформления подписки. Семьи с доходом ниже среднего, как правило, предпочитают бесплатное телевидение и не пользуются онлайн-кинотеатрами в рекламной модели. Хотя стоимость подписки очень и очень доступна, примерно три четверти домохозяйств могут позволить себе подписку. Мы должны работать на все сегменты аудитории, ориентироваться не только на молодежь или публику с высокими доходами, иначе не получится сделать большой бизнес.

    Какую долю смотрения на платформе раньше обеспечивал голливудский контент?

    Голливуд не доминировал по количеству тайтлов, но приносил немалую долю смотрения – 25–30 процентов от всего объема. Это связано с тем, что библиотека контента на платформе обширная и превышает 120 тысяч единиц (принимая серию за единицу). Сюда входят и свежие оригинальные фильмы и сериалы, и коллекция советского кино, и независимый зарубежный контент, и западная классика. После известных событий правообладатели голливудского контента изъяли с платформы около 3 тысяч фильмов и эпизодов сериалов, то есть менее 3 процентов библиотеки. Другое дело, что многие из ушедших проектов были на слуху. Некоторые фильмы пересматривали многократно, как, например, трилогию ОДИН ДОМА, но большинство из них смотрели по разу. В общем, с уходом Голливуда трагедии не случилось, люди живут спокойно и смотрят что-то другое. Зарубежные проекты, конечно, имеют высокую долю, но увеличивается представленность контента из разных стран мира – у нас в библиотеке много турецких, корейских, индийских, латиноамериканских, китайских фильмов и сериалов, растет количество проектов из стран ближнего зарубежья. На сегодня около 30 процентов единиц – это отечественный контент, включая страны бывшего СССР, остальное – зарубежные произведения. У такой пропорции есть свое объяснение: некоторые индийские, латиноамериканские или турецкие сериалы выходят по многу лет и включают сотни эпизодов.

    Какую долю смотрения обеспечивают ориджиналсы?

    Оптимальной долей, которую можно достичь, мы считаем 30 процентов. Если она выше, то скорее всего библиотека достаточно слабая. Если ниже, то есть над чем работать и какие сегменты аудитории охватывать.

    Сколько в целом Wink инвестировал в собственное производство в 2022 и 2023 годах? Планируете ли вы наращивать производство?

    Точные цифры мы не можем раскрыть, но это показатели на уровне рынка. В среднем качественный проект стоит 150–300 миллионов рублей. Соответственно, чтобы сделать десять проектов, необходимо от 1,5 до 3 миллиардов. На 1 миллиард в год получится не очень много качественного контента, на 10 миллиардов – не получится много эффективного. Эти цифры варьируются у всех платформ. Активная площадка инвестирует сколько-то миллиардов рублей. Wink производит не только оригинальный контент, но и инвестирует в телеканалы и в поддержание библиотеки, поэтому на круг это достаточно существенные затраты.

    300 миллионов рублей – это за сериал на восемь серий?

    Да, где-то 25–35 миллионов рублей за серию в хорошем, качественном сериале, если мы подразумеваем все виды прав, а не только прокат в онлайн-кинотеатре. Можно снять за 20 миллионов – будет средний проект. Конечно, можно снять дешево и хороший проект – какой-нибудь гениальный ситком по 10 миллионов за серию. В целом 200–300 миллионов рублей за восьмисерийный проект – цена современного качественного сериала с хорошим кастом. Можно снять проект и за 500 миллионов, тогда будут задействованы сложные локации и звезды первой величины. Но, возможно, только для одного видеосервиса это будут не очень разумные расходы, нередко такие инвестиции делятся между несколькими платформами или между онлайн-кинотеатром и ТВ-каналом.

    А вот «Фишер» и «Библиотекарь» – это проекты за 200–300 миллионов рублей?

    Не буду называть конкретные цифры по отдельным проектам. Скажем так, это не самые дорогие проекты в нашей линейке, скорее достаточно оптимизированные по бюджету, но снятые очень качественно и талантливо. В большей степени это режиссерские работы без каких-то сложных и дорогих локаций и декораций, хотя действие и происходит в советском прошлом.

    А какие проекты были самыми дорогими?

    Честно говоря, пока сверхдорогих проектов у нас не было. В следующем году будет достаточно дорогой проект.

    О нем еще не объявляли? Или это «ГДР»?

    Я бы не назвал «ГДР» супердорогим сериалом, хотя он достаточно масштабный. Но в его производстве участвуют соинвесторы – ИРИ и НТВ. Уверен, он точно будет не менее качественным, чем «Фишер» и «Библиотекарь». Но благодаря соинвесторам экономика проекта будет нормальной. Опять же, нет прямой зависимости между размером бюджета и качеством проекта. Можно и за 200 миллионов сделать качественный сериал класса А, но только если не нужно вкладываться в локации или спецэффекты, а можно и за 500 миллионов снять ерунду. Все пытаются сбалансировать затраты и получаемое качество, то есть иногда, скажем, лучше доплатить, но сделать один качественный проект, чем создать три недорогих, которые непонятно, как продвигать.

    Что происходит с бюджетами ориджиналсов в настоящий момент, как меняются требования к уровню продакшна сейчас? Понятно, что стоимость производства сама по себе выросла. Выросли ли следом бюджеты, чтобы удержать продакшн на прежнем уровне, или снимать стали «проще», чтобы остаться в рамках прежних сумм?

    В прошлом году мы впервые серьезно подошли к производству собственного контента и только в этом году сформировали относительно широкую линейку. Понятно, что по сравнению с предыдущими годами бюджеты наших проектов растут, а в следующем году они еще больше увеличатся. Однако по сравнению с конкурентами мы точно не входим в топ-3 по затратам (хотя входим в топ-3 по клиентской базе). При этом на рынке существуют разные модели монетизации: кто-то впрямую зарабатывает, кто-то перепродает оригинальный контент, разделяя права с телеканалами и другими площадками. Поэтому производство бóльшего числа проектов не означает автоматически, что создается больше конкурентных преимуществ для платформы. Кому-то важнее для бизнеса именно перепродажа контента. Некоторые коллеги по рынку сразу инвестировали много в большое количество проектов, понимая, что многие из них не «выстрелят». Методом проб и ошибок они собирали данные и определяли подходы. В этом смысле мы идем очень аккуратно, постепенно наращивая инвестиции. Стараемся учесть предыдущий опыт и пытаемся анализировать весь рынок: составляем карту проектов, чтобы не бить в одну и ту же тему с коллегами и лучше прогнозировать, какие именно направления и темы будут популярны в будущем.

    Интересно, что активно растет другой операторский видеосервис – KION, который делает ставку на оригинальное производство. В 2023 году он планирует выпустить более сорока ориджиналсов, а Wink – только около двадцати. Как вы оцениваете стратегию коллег?

    Если коллеги активно растут, значит, их стратегия работает. На этом рынке нет единой и правильной для всех стратегии. Существуют разные модели работы, поскольку необходимо находить баланс между инвестициями в собственные проекты, а также в расширение и поддержание библиотек, в телеканалы, в маркетинг, в экосистемные продажи. С другой стороны, любая стратегия может резко измениться, если игрок увидит, что совершает ошибки. Оценить эффективность инвестирования в собственный контент можно только через какое-то время, тем не менее речь идет не о бесконечном периоде. Стратегия должна быть гибкой. На данном этапе, нам кажется, для Wink выгоднее делать меньше контента и больше качественного маркетинга, чтобы большее количество людей узнало о нашем бренде, и он входил в топ лидеров по узнаваемости. К тому же теперь мы опираемся на контентную экспертизу НМГ.

    Сколько вы закладываете в бюджет продвижения? Как вообще складывается маркетинг сериалов?

    Бюджет на маркетинговую поддержку сериала может составлять от 10-ти до 50 процентов стоимости производства проекта. В среднем – 10–15 процентов, как дополнительные одна-две серии. В зависимости от наших целей и оценки проекта рекламная кампания может быть рассчитана либо на узкую целевую аудиторию, либо на очень широкую. К примеру, молодежный сериал мы продвигаем в молодежной среде. Сериалы, создающие имидж Wink как производителя оригинального контента, дающие представление о сервисе как таковом и повышающие узнаваемость платформы, рассчитаны на широкую аудиторию, и мы вкладываем больше денег в их продвижение. Часто рекламируем проект на федеральном уровне с широким охватом, как было с сериалами «Балет», «Актрисы», «Фишер». При этом мы практикуем и региональный подход. Одновременно с «Актрисами» мы выпускали сериал «Мерзлая земля» с продвижением в городах с меньшим населением, с уклоном на восточную часть страны, потому что тема и место действия детектива были близки той аудитории. В целом мы стремимся сформировать устойчивый спрос на проект, чтобы пришли первичные клиенты, и обеспечить пиар-эффект, когда обсуждение контента в медиапространстве остается после завершения рекламной кампании.

    Самые эффективные инструменты для digital-продвижения оказались недоступны. На какие ресурсы вы теперь распределили бюджеты для продвижения сериалов?

    Отсутствие эффективных digital-инструментов – это преувеличение. Изменилось рекламное продвижение в YouTube. Cтали недоступны западные социальные сети, но они занимали незначительную долю на рынке: например, аудитория Facebook была микроскопической по сравнению с VK. В продвижении на большую аудиторию по сути изменилось немногое. Просто рекламные ролики смотрят не на YouTube, а на других ресурсах. Опять же, YouTube-блогеры остались как таковые, но изменили форматы интеграции: если раньше реклама в их видео подкручивалась Google, то теперь блогер сам вставляет ее в свой продукт. Тем не менее стоимость контакта с клиентом на круг практически не поменялась, в том числе из-за того, что начали расти альтернативные digital-направления, например, телеграм-каналы. Внимание аудитории всегда куда-то перемещается, все равно публика что-то смотрит и читает, и рекламодатели следуют за этим спросом. В конце концов, «Телеграм» вырос, «ВКонтакте» сделал новые рекламные форматы, поисковой спрос сместился в «Яндекс» – и в совокупности на этой поляне можно найти достаточно эффективный рекламный микс. Нельзя утверждать, что случилась какая-то катастрофа. В нашей стране предостаточно собственных digital-проектов и ресурсов.

    Wink начал инвестировать в полнометражное кино – якутский фильм ЭТ, ВОЛОНТЕР, СВЕТ, КРЕЦУЛ. Какие проекты тут интересны для производства?

    ЭТ и ряд других мы воспринимаем скорее как экспериментальное кино, показавшееся нам актуальным и эффективным по соотношению «цена – качество». Тем не менее это не значит, что мы инвестируем только в такие фильмы. Кино должно быть в онлайн-кинотеатре, но оно имеет определенные недостатки с точки зрения удержания публики. В отличие от сериала, который может длиться восемь серий и выходить в течение полутора месяцев, фильм – удовольствие на один вечер. И кино не так хорошо работает на удержание клиентов, но зато очень эффективно для первичного привлечения аудитории и для создания впечатления о разнообразии контента на видеосервисе. Мы рассматриваем разные кинопроекты и уже запланировали несколько на следующий год, чтобы предоставить публике широту линейки и дать возможность выбора на случай, если зритель захочет быстро получить впечатление, а не тратить пять часов на восемь серий по 40 минут. Но зачастую речь идет не о собственном производстве, а скорее о выкупе прав на кинопрокатные релизы, о соинвестировании не на начальных стадиях. Огромное количество людей не успевает ходить в кинотеатр и готово посмотреть все эти фильмы в домашнем режиме. Где-то мы выкупаем права эксклюзивно, где-то – совместно со всем рынком, как это было с ЧЕБУРАШКОЙ и происходит сейчас с ВЫЗОВОМ.

    На каком этапе сейчас находится слияние с more.tv? С одной стороны, оно финализировано, с другой стороны, это все еще два онлайн-кинотеатра.

    С юридической точки зрения создание совместного предприятия между НМГ и «Ростелекомом» завершено. Появление совместного предприятия не означает автоматически, что мы будем работать как один онлайн-кинотеатр. На момент заключения сделки мы понимали, что видеосервисы ориентированы на разные целевые аудитории. more.tv производит контент для более продвинутой публики, работает небольшим количеством ярких проектов, каждый из которых становится событием на рынке. С добавлением библиотеки телеканалов НМГ и определенного количества закупных проектов создавался интересный своей аудитории контентный пул. Wink изначально был рассчитан на максимально широкую публику. Наши аудитории, конечно же, пересекаются, но не в такой степени, чтобы считать видеосервисы одинаковыми и говорить, что какой-то из них не нужен.

    В настоящий момент мы рассматриваем различные бизнес-модели, но пока нам кажется, что и бренд more.tv, и бренд Wink имеют право на существование. Аудитории обоих видеосервисов мы считаем важными и достойными того, чтобы производить для них продукт. Сейчас мы ищем оптимальную синергию между двумя брендами, чтобы удовлетворить текущих клиентов more.tv и дать им интересную линейку смотрения на следующий год, но при этом соблюсти интересы эффективного развития бизнеса. Хотя объективно Wink – не только онлайн-кинотеатр со своим контентом, но одновременно и агрегатор контента других платформ: кроме собственной подписки, у нас можно подключить доступ к контенту «Амедиатеки», Start, viju, поэтому наши клиенты привыкли к широкому выбору.

    Наша задача – сделать так, чтобы подписчики и Wink, и more.tv получили новые преимущества от того, что мы стали одной компанией. Мы разрабатываем технические решения, чтобы клиенты more.tv одновременно имели доступ к библиотеке Wink, могли смотреть ориджиналсы Wink и большее количество телеканалов за ту же цену. Мы создаем дополнительные ценности для клиентов more.tv, потому что понимаем: это лояльная и активно смотрящая база, которую точно не хочется оставлять вне зоны внимания.

    Wink активно растет сам по себе и уже занимает третье место среди платформ. Есть ли у вас амбиция стать лидером рынка после слияния с more.tv?

    Наша цель – эффективное лидерство по экономическим показателям, по прибыльности. Понятно, что лидерство по прибыльности коррелирует с количеством клиентов. Конечно, мы стремимся к тому, чтобы у нас было как можно больше клиентов – живых, платящих, смотрящих, осознанных, которые не получили доступ к кинотеатру случайно. Всему рынку в целом важно создавать культуру этой отрасли и не деградировать ее до уровня бесплатных раздач пробных периодов, годовых бесплатных просмотров. Я уверен, что клиент готов платить за контент больше, чем отдает сейчас. Текущий размер рынка – к сожалению, результат неразумной конкуренции между игроками. Средний чек на рынке должен быть выше. Приобретение подписки на онлайн-кинотеатр – это в любом случае очень эффективная трата денег на досуг в сравнении с другими форматами. За каких-то 200–300 рублей нигде не получишь целый месяц таких развлечений – ни в ресторанах, ни в кинотеатрах, ни в фитнесе, ни в каких-то иных досуговых сервисах.

    Заказывая новые оригинальные проекты, вы рассчитываете на то, что они будут показаны затем на РЕН ТВ и СТС? Это необходимость или бонус? Влияет ли телеформат на производство оригинальных проектов онлайн-кинотеатров?

    Наличие партнерского телеканала прежде всего означает, что у проекта есть соинвестор, то есть возможность сделать более дорогой и качественный проект, охватить большую аудиторию и монетизировать ее. Обе стороны, каждая по-своему, получат от проекта преимущества, начиная с того, что разделение инвестиций повышает эффективность и ускоряет окупаемость. Добавлю, что мы не ограничиваемся сотрудничеством только с РЕН ТВ и СТС, а ведем совместное обсуждение проектов с другими телеканалами.

    Вы говорили, что рассчитываете на ускорение роста Wink в 2023 году. За счет чего оно будет происходить?

    Помимо контента, мы активно расширяем текущие экосистемные возможности, то есть все глубже проникаем в продукты нашего мобильного оператора Tele2, у которого 48 миллионов клиентов. Другой драйвер роста – активный маркетинг, продвигающий не только контент, но в целом обеспечивающий более активное присутствие Wink на рынке. Отдельный фактор роста обеспечивает увеличение проникновения в регионы и использование локальных маркетинговых инструментов. В регионах традиционно более сильны именно телеком-операторы, потому что они заходят со своими продуктами, как «Ростелеком» с Интернетом, и в целом обладают бóльшим опытом работы с небольшими городами. Наши конкуренты пока более сфокусированы на Москве и Питере, и хотя мы тоже внимательно относимся к этим регионам, но в целом также стараемся работать там, где конкуренция ниже и возникает новый спрос.

    По данным TelecomDaily, рынок в целом по итогам первого полугодия показал прирост и составил 37 процентов. О чем это свидетельствует, на ваш взгляд? Почему рост оказался выше, чем в прошлом году? Какими вы видите перспективы развития онлайн-рынка в России?

    В прошлом году естественная эрозия общих показателей объяснялась тем, что с российского рынка ушло несколько игроков. Получается, весь прошлый год рынок замещал показатели этих игроков. Исходя из этого можно сделать вывод, что настоящие темпы роста оставшихся игроков в прошлом году были достаточно серьезными. Также в прошлом году произошла некоторая просадка по моделям TVOD и EST из-за ухода некоторых американских тайтлов. Сейчас она восполняется, но восполняется бóльшим количеством клиентов и бóльшим проникновением онлайн-кинотеатров. Люди немного успокоились и начали больше времени посвящать просмотру развлекательного контента.

    «Кинопоиск» и «Иви» недавно заявили, что вышли на окупаемость. Вы говорили, что Wink – прибыльный бизнес. Но с тех пор вы начали активно инвестировать в производство оригинальных проектов. Изменилось ли что-то, насколько Wink прибыльный теперь?

    Уточню, что ни «Кинопоиск», ни «Иви» об этом не сообщали сами, а информация была только в средствах массовой информации. У нас особенная бизнес-модель, наша платформа объединяет возможности IPTV и классического онлайн-кинотеатра. Какие от этого преимущества? Половину пользователей составляют клиенты, которые приобретают Wink вместе с другими услугами «Ростелекома», прежде всего – с доступом в Интернет. У таких клиентов срок жизни гораздо выше, чем у подписчиков обычного онлайн-кинотеатра. И это совсем другая экономика. Ее не может достичь онлайн-кинотеатр, работающий только в OTT-среде. Такая структура клиентской базы дает возможность инвестировать в развитие и контент из собственных средств. Wink изначально, то есть уже много лет, является прибыльным сервисом. С третьего квартала мы будем раскрывать уже консолидированные с more.tv показатели, что даст более объективную оценку нашего масштаба и экономики.

    Wink тоже оштрафовали за демонстрацию фильмов с нетрадиционными отношениями. В итоге видеосервис удалил эти фильмы? Это единственный способ справиться с такими штрафами?

    С какими-то проектами помогло повышение возрастного ценза, с какими-то – удаление контента, с какими-то – вырезание определенных сцен. По закону еще не сформировалась правоприменительная практика, не до конца понятно различие между демонстрацией и пропагандой ЛГБТ, оштрафовали уже всех игроков рынка. Все кинотеатры действуют в соответствии с прокатными удостоверениями Минкультуры, в которых обозначен возрастной ценз. Если изменилось законодательство, то для начала должны измениться эти документы, а уже потом следует спрашивать с сервисов. Невозможно физически в короткие сроки проверить весь контент в библиотеке на предмет, есть ли там что-то противоречащее закону, но у нас и нет такой экспертизы – определять, где пропаганда, а где демонстрация. Мы находимся в контакте с Роскомнадзором на эту тему, и весь рынок обсуждает, как сделать так, чтобы все было законно, справедливо, открыто и понятно. Есть надежда, что процесс наладится в этом году.

    В сентябре Wink исполнится пять лет. Как вы оцениваете годы работы платформы? Что считаете главным достижением и главной неудачей?

    За эти пять лет видеосервис добился большего, чем могло казаться в начале. Пять лет назад перед «Ростелекомом» стояла задача отреагировать на меняющуюся бизнес-среду и изменить продукт так, чтобы удержать клиентов платного телевидения. На тот момент сервис с устаревшей технологией включал в себя листалку телеканалов и небольшое количество кино напрокат. Было очевидно, что это абсолютно бесперспективная модель. В опыте других стран существовала только одна модель – оставить все как есть и дополнительно продавать клиентам какой-нибудь известный онлайн-кинотеатр. Так в Европе работает Sky, предоставляя телеканалы и Netflix. Любые бенчмарки говорили о том, что нужно делать именно так. Но деловая интуиция и решительность нашего топ-менеджмента подсказали поступить иначе. Пока еще не было поздно, пока российский рынок еще не находился на стадии высокого проникновения, мы запустили собственный онлайн-кинотеатр, на первом этапе – для удержания своей базы. Удивительно, но нашей команде в последующие два года удалось нащупать бизнес-модель, которая четко показала, как нам нужно развиваться, что надо выходить на рынок, работать не только с удержанием собственной базы клиентов, но и инвестировать в контент. Оказаться к сегодняшнему дню в тройке лидеров по общему числу смотрящих клиентов и в двойке по платным подписчикам – это действительно сверхрезультат, о котором пять лет назад мы даже и не мечтали. Когда ставили себе цели, они были амбициозными, но мы и представить себе не могли, что станем одним из лидеров рынка, создадим совместное предприятие с ведущим производителем контента и будем стремиться на первые места.

    * Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Рейтинг:

    (0)
    TVnews.by