ФСБ и Роскомнадзор не обращались в Viber с просьбой о предоставлении ключей шифрования (обновлено)

  • 24.03.2018, 12:26
  • 2 192
  • Viber Media S.a.r.I., владеющий одноименным мессенджером, готов сотрудничать с властями разных стран, но ключи для дешифровки сообщений предоставлять не будет. Об этом РБК заявил операционный директор компании Майкл Шмилов. Компания не выполнит требование, несоблюдение которого уже ​обернулось угрозой блокировки для другого популярного мессенджера — Telegram.

    ФСБ и Роскомнадзор не обращались в Viber с просьбой о предоставлении ключей шифрования (обновлено)


    В начале недели, 20 марта, Роскомнадзор обязал компанию Павла Дурова Telegram Messenger LLP в течение 15 дней предоставить Федеральной службе безопасности ключи для дешифровки сообщений пользователей. В случае отказа Роскомнадзор через суд может заблокировать Telegram.

    Viber входит в число самых популярных в России приложений для общения: в январе 2018 года, по данным Mediascope, ежедневная аудитория мессенджера в городах с населением от 100 тыс. человек на десктопах и в мобильных устройствах составила 9,4 млн человек. Для сравнения: у «ВКонтакте» — 22,6 млн, WhatsApp — 12,2 млн, «Одноклассников» — 7,4 млн, Facebook — 5 млн, Telegram — 2,5 млн.

    То, чего нет

    Как рассказал Шмилов, компания сотрудничает с правоохранительными органами многих стран: «Во-первых, нужно понимать, что в большинстве стран мира взаимодействие с властями нужно для того, чтобы помочь пользователям — разыскать спамеров, задержать злоумышленников, которые используют подобные нашей платформы для нелегальной активности и т.д. Работать с ними для нас обязательно. Но есть вещи, которые мы никогда не будем делать». К ним относится передача ключей шифрования. Как пояснил Шмилов, «нельзя дать то, чего нет». «Можно попросить ключи для дешифровки у пользователя, но мы их, как компания, не видим и не храним. Даже когда к нам приходят спецслужбы, ответ не меняется», — пояснил он.

    Начиная с версии Viber 6.0 (появилась в апреле 2016 года, само приложение работает с 2010-го), все основные функции Viber защищены с помощью сквозного (или end-to-end) шифрования: звонки через сервис, личные и групповые сообщения и др. При таком типе шифрования ключи от переписки хранятся только на устройствах клиентов, и никто, даже сама компания-разработчик, не имеет доступа к ним, говорится в политике конфиденциальности Viber Media S.a.r.I.

    По словам Шмилова, за все годы присутствия Viber в России (местный офис открылся в июле 2014 года) она несколько раз получала запросы от госорганов, но их число было намного меньше, чем в Европе (точное количество и типы запросов компания не называет).

    Для запроса существует определенная процедура: правоохранительные органы должны прийти с ордером, в котором содержится запрос на предоставление информации об определенном пользователе. «Все, что мы можем дать — логи (файлы, содержащие системную информацию работы сервера или компьютера, в которые заносятся определенные действия пользователя или программы. — РБК) разговора: когда и с кем общался пользователь. Мы обязаны это делать по законам, которые действует во многих странах мира. Кроме этого, мы ничего предоставить не можем», — сказал Шмилов.

    Причем за это действие, в том числе и в России, компания берет так называемый processing fee (сбор за операцию — точная сумма зависит от страны). «Прежде всего из-за того, что нам это стоит денег и времени. Органы оплачивают этот сбор, и они согласны делать это, чтобы получить нужную информацию», — отметил топ-менеджер.

    Настойчивость ФСБ в отношении Telegram объясняется тем, что у этого мессенджера только 10% переписки (так называемые секретные чаты) шифруется по методу end-to-end, а значит, у компании есть возможность дешифровать все остальные сообщения, утверждает Шмилов. «У Viber все чаты и звонки защищены сквозным шифрованием по умолчанию», — сообщил собеседник РБК. Павел Дуров не ответил на просьбу РБК прокомментировать это утверждение.

    Нарушители

    На вопрос, почему Viber в отличие от Telegram пока не вовлечен в судебные разбирательства ни с Роскомнадзором, ни с ФСБ, в компании не ответили.

    Еще одно законодательное требование, выполнение которого для Viber затруднительно, — это положения «закона Яровой», вступающие в силу с 1 июля 2018 года. С этого момента ОРИ будут обязаны хранить информацию о факте коммуникации их пользователей в течение года (сейчас — шесть месяцев), а содержание самих сообщений — полгода (в настоящий момент такого требования нет).

    По словам Шмилова, компания будет неготова делать вещи, «которые противоречат нашей политике». В политике конфиденциальности Viber указывается, что компания не читает содержание сообщений и не прослушивает вызовы, совершенные в частном порядке с помощью Viber, а также не хранит эти сообщения после их доставки по назначению. Если по какой-то причине сообщение не было доставлено получателю в течение двух недель, оно будет удалено с серверов. «Главным приоритетом для нас остается конфиденциальность данных наших пользователей, и мы будем придерживаться этого принципа в любом случае. В том числе и потому, что сложно передать то, чего у нас нет», — настаивает Шмилов.

    Мессенджеры без ключей

    Проблема невозможности передать ключи для дешифровки актуальна не только для Telegram и Viber. Сквозное шифрование для всех чатов использует принадлежащий Facebook мессенджер WhatsApp. В пятницу, 23 марта, министр связи и массовых коммуникаций России Николай Никифоров заявил, что у ведомства возникает гораздо больше вопросов к Facebook и WhatsApp, чем к Telegram, они касаются соблюдения законов, статуса ОРИ и взаимодействия с правоохранителями. Представитель WhatsApp не ответил на вопросы РБК.

    «Проблема передачи ключей существует не только у нас, — поясняет главный аналитик Российской ассоциации электронных коммуникаций Карен Казарян. — В Евросоюзе сейчас активно обсуждают, как будет работать полиция в свете развития криптографии и защиты персональных данных. Наши спецслужбы могут пойти по примеру ФБР в деле с Apple, когда власти взломали iPhone террориста с помощью нанятых хакеров, после того как компания отказалась с ними сотрудничать».

    В принципе власти могут попросить сервисы внедрить специальное шифрование, ключи от которого хранились бы у ФСБ, продолжает Артем Козлюк, руководитель некоммерческой организации «Роскомсвобода», отстаивающей права пользователей. «Но, как правило, крупные компании дорожат своей репутацией и не станут дискредитировать себя перед пользователями. Тогда как российские сервисы типа госмессенджеров вполне могут подчиниться требованиям спецслужб», — заметил он.

    Пока не нужен

    По словам Артема Козлюка, никто не знает, какой сервис следующим привлечет внимание ФСБ и Роскомнадзора. ​«Скорее всего, это происходит в зависимости от конкретной ситуации, например в рамках расследования какого-то дела или подозрения, что преступники могли использовать тот или иной канал связи», — отметил Козлюк.

    По его словам, до весны прошлого года в реестр ОРИ не вносились иностранные сервисы, но сейчас их стали активно включать. «До совсем крупных еще не дошли: видимо, блокировать их, в случае отказа от сотрудничества, страшновато. Поэтому пока не трогают WhatsApp, Facebook, Facebook Messenger», — говорит Козлюк.​

    Комментарий пресс-службы Viber

    Мы бы хотели подчеркнуть, что на данный момент ФСБ и Роскомнадзор не обращались в Viber с просьбой о предоставлении ключей шифрования. Майкл Шмилов также никак не комментировал «закон Яровой», это интерпретация СМИ. Наша компания действует в полном соответствии с российским законодательством и готова к сотрудничеству с государственными органами без нарушения интересов пользователей, если возникнет подобная необходимость. Более того, Viber был одной из первый компаний, которая в соответствие с поправками к закону «О персональных данных», стала хранить данные о логах пользователей на российских серверах.


    * Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    тэги

    Viber

    Рейтинг:

    (2)
    РБК