Кирилл Дмитриев, МТС: К 2021 самых продвинутых абонентов "отправят" на 5G, разгрузив 4G для остальных

  • 17.12.2018, 18:00
  • 3 440
  • Кирилл Дмитриев, вице-президент МТС по продажам и обслуживанию, в ходе 4G/5G Summit в Гонконге, который завершился в конце октября, рассказал TelecomDaily о планах по запуску 5G в России, реальных кейсах использования и возможных «подводных камнях».

    Кирилл Дмитриев, МТС: К 2021 самых продвинутых абонентов "отправят" на 5G, разгрузив 4G для остальных


    Корр: Что из представленного в ходе саммита — я имею в виду анонсы Qualcomm и партнёров — вы считаете наиболее интересным и важным? Может быть, это фемтосоты 5G или мобильные платформы Snapdragon?

    К.Д: Полагаю, наибольший интерес представляют не какие-то конкретные продукты и решения, а сложившееся положение дел в целом. Решения 5G – уже стали массовыми, ещё год назад такого не было. Дискуссия о 5G с теоретического уровня — например, о том, какой сегмент станет драйвером развития технологий, enterprise, b2b- или массовый рынок, — перешла на уровень практики. И это самое интересное, на мой взгляд. По итогам выступлений коллег, представления живых бизнес-кейсов, у меня сложилось чёткое понимание, что 5G – это не только для enterprise, но что это — вполне массовая технология. Потому что надо сгружать трафик из 4G-сетей, которые имеют не бесконечный ресурс, потому что для массовых клиентов eMBB, enhanced mobile broadband, – это самый очевидный бизнес-кейс. А раз так, то появляется и будет появляться всё больше и больше практических решений — те же фемтосоты.

    Корр: С кем вам удалось пообщаться в ходе саммита?

    К.Д.:Помимо прочего, я встречался с производителями оборудования Fixed Wireless Access (FWA, или фиксированное беспроводное подключение к интернету) – это то, что нас особенно интересует. Qualcomm просто лидирует здесь в общем и целом, создаёт «мозги», чипсеты для устройств. Коллеги, со своей стороны, помогают общаться с вендорами — это нужно для того, чтобы мы достаточно скоро увидели 5G-устройства на российском рынке. Мы общаемся в треугольнике: с производителями оборудования — с Ericsson, с Nokia и так далее, для того, чтобы синхронизировать какие-то use-кейсы.

    Корр: А какие, например, use-кейсы?

    К.Д.: Самый первый, очевидный коммерческий бизнес-кейс, который был запущен в Соединённых Штатах, – это как раз FWA. Речь идёт о «последней миле», на которой интернет домохозяйствам раздаётся посредством технологий 5G. Востребованность таких решений в США объяснима: до каждого дома одноэтажной Америки оптикой тяжело тянуться. Но и для нас это тоже интересный бизнес-кейс, хотя и по другим причинам: у нас, как вы знаете, даже Ростелекомом не вся Россия покрыта — есть какие-то регионы, где их нет, либо их присутствие слабое. Мы — третий по размеру оператор фиксированной связи в стране, и у нас тоже есть проблемы с выходом в определённые регионы, но для конвергентных услуг — а мы в них верим — требуется «фикса». Без фиксированного доступа, когда ты не накрываешь домохозяйство (а я повторяю, что у нас не во всех регионах и населённых пунктах есть эта услуга), это создаёт определённые проблемы: получается, что ты, как будто в какой-то момент становишься одноногим. Поэтому для нас эта технология – более дешёвый способ дотянуться до части домохозяйств или зданий там, где существенно дороже стоить какой-нибудь стандартный FTTB или GPON. Это первый кейс и мы будем испытывать его в России в следующем году.

    Что касается мобильных устройств, то в Москве, Санкт-Петербурге и в крупных городах появятся зоны, где несмотря на весь имеющийся частотный ресурс в LTE, мы рано или поздно мы столкнемся с ограничением ёмкости. По мере того, как будут появляться новые абонентские устройства, которые поддерживают 5G, часть проблем с этим мы решим — это случиться в перспективе 2019–21 годов. Тогда сложится ситуация, схожая с переходом на 3G: самых тяжелых абонентов, самых продвинутых отправляешь на 5G и при этом сильно разгружаешь сеть 4G для всех остальных. Хороший кейс и вполне окупаемый – за это пользователи будут готовы платить в рамках тарифов и устройств.

    С b2b-применением 5G ситуация чуть более сложная, однако и в этом сегменте есть интересные варианты практической реализации, хотя они и не были массово представлены во время саммита. Тем не менее две недели назад мы с компанией Ericsson у них в офисе рассматривали совершенно рабочие use-кейсы: когда, например, человек, который управляет сложной техникой (карьерный экскаватор), сидит в офисе, кофе пьёт в очках виртуальной реальности и джойстиком управляет, а экскаватор работает на площадке.

    Корр: А интернет вещей?

    К.Д.: «Интернет вещей» — это общее название, и лучше рассматривать конкретные вертикали, как мы это делаем в рамках нашей стратегии развития. Так, 5G даст стимул для развития массовых машинных коммуникаций, где количество устройств на единицу площади будет многократно превышать их возможное число в сетях 4G. Также появятся технические возможности для сценариев URLLC в сетях с высокой надежностью и сверхнизкой задержкой. Это беспилотный транспорт, тактильный интернет, телемедицина, производственные процессы, и т.д.
    Интересный кейс: на какой-то территории строится локальная сеть, выделяется определенный диапазон частот, в рамках которой работают процессы ранга business and mission critical. Например, таким процессом может быть работа станков с дистанционным управлением, для которых критическое время реакции измеряется миллисекундами. Для реализации таких решений целесообразно как раз разворачивать такого рода сети 5G на предприятиях – в силу того, что их емкость огромна, а задержки ниже, чем в сетях 4G. Это пример применения 5G в b2b-сегменте. Такие кейсы уже есть, и хотя их пока не сотни, но уже больше, чем два года назад — и они много ближе к реальности, чем тогда.

    Корр: Чуть раньше вы сказали, что пользователи, по вашим данным, готовы платить за возможности, предоставляемые в рамках 5G-экосистемы. Насколько я помню, в России никто никогда не смог монетизировать LTE. Если западные операторы до сих пор практикуют подход, когда у тебя базовый тариф интернета работает только в 3G, а за LTE ты платишь дополнительные, условно, 10 долларов, то у нас это никогда не работало.

    К.Д: Даже не так. Я мало знаю рынков, где это работало. На тех рынках, с которыми я знаком, тоже так не работает. Там концепция «more for more», в рамках которой можно продать большие пакеты или высокие скорости по более высокой цене, и монетизация не делается по принципу «за 3G заплати рубль, а за 4G, будь добр, 2 рубля».

    И: Такое в Америке было, в некоторых странах Европы…

    К.Д.: В Америке специфический рынок, там, может, такое и происходило, а вот в Европе было в основном по-другому: «вот тебе маленький пакет с таким доступом, с какими-то ограничениями за такие-то деньги, а вот тебе другой пакет, безлимитный». У Vodafone это называется passes, «пропуски»: video pass, music pass, сhat pass. Они безлимитны, но если безлимит на 3G – то качественное потоковое видео в рамках такого пропуска на 3G работать не будет. Постепенно появляются новые сервисы, на которые будут распространяться тот же подход. Я верю, что вендоры уже со следующего года начнут представлять массовые продукты с учётом новых возможностей, предоставляемых в рамках 5G, — которые сети 4G не предоставляли.

    Корр: Например?

    К.Д.: Например, VR и AR будут работать только на 5G. Или вот «умные» очки: почему не получилось сделать популярными Google Glasses? Тогда основным видом мобильного доступа были сети 3G, 4G-сети только начали разворачиваться. При этом невозможно повесить на дужку очков мини-компьютер такого формата с такой ёмкостью батареи, чтобы он выводил на линзы изображение достаточного качества. В 5G-среде, где задержка составляет 3 миллисекунды и менее (это меньше, чем способен воспринять человеческий мозг), устанавливать такой компьютер непосредственно на очки и не потребуется — все вычисления будут производиться в «облаке» и результат будет передаваться на очки. В 4G-сетях это тоже может работать, но со многими ограничениями. А в 5G это можно реализовать сразу. Массовые устройства с поддержкой таких возможностей, пока не продаются, но они появятся на рынке через год-другой, я абсолютно уверен.

    Корр: Насколько это в России может быть кому-то интересно? Всё-таки у нас своя специфика: у российских пользователей нет денег, и они не готовы платить много за мобильную связь, а в сети 5G нужно вложить немало.

    К.Д.:. Никто не говорит, что у нас будет ковровое покрытие 5G. Вначале будут умощняться сети в местах активного потребления трафика, потом будут определенные территории с запросами на конкретные use-cases, где будет работать 5G. При том, что Россия не сильно отстаёт от европейских стран по проникновению интернета. И по проникновению смартфонов тоже: по этому показателю мы примерно на одном уровне с Италией сейчас, может, отстаём от UK, Германии, Франции, но отставание не радикальное. Мы сильнее отстаём от Кореи и от Китая, но в Китае почти у всех смартфоны, там под 90, 80 с чем-то процентов смартфонизация, а у нас 68-69. Да, отставание есть, но не в разы! Замечу тут же, что это оценки, а не точная статистика.

    Корр: Но в Европе и ARPU другая: в той же Германии тариф меньше 20 евро в месяц найти достаточно проблематично…

    К.Д.: Согласен, это проблема. Но это реалии рынка, и все операторы в них живут. Если говорить про VR и AR – это другой тип потребления, не обязательно через телефон. Это как вот с этой железкой [показывает на iPad – прим. ред.]: когда-то их не было на рынке, никто не думал, что нужны такие компьютеры, которые без клавиатуры будут работать. Но появился некий продукт, затем целый сегмент рынка, который прекрасно себя чувствует — он рос, потом падал, теперь опять начал расти в прошлом году, насколько мне известно. Конечно наш абонент не готов платить по сто долларов в месяц за интернет, это правда, но это не означает, что мы не сможем найти свои ниши.

    Корр: В последнее время часто говорилось о том, что текущая формула расчёта стоимости частот для 5G, который ведётся с учётом узких полос старых стандартов, невыгодна: если ты получаешь 800 МГц спектра за очень большие деньги, это не окупится никогда.

    К.Д: Совершенно верно. Именно поэтому мы считаем, что данная методика нуждается в корректировке. Потому что существующие коэффициенты действительно выглядят завышенными, и это будет такое дорогостоящее мероприятие, что затраты на первом этапе ограничат потом наши ресурсы на развитие. Тут будет важно, насколько с помощью Союза LTE либо в рамках других некоммерческих или отраслевых организаций и в диалоге с регулятором мы сможем донести своё мнение на этот счёт. Из международного опыта мы видим, что часть идей, которые пока ещё муссируются (например – «давайте сделаем единого инфраструктурного оператора»), они не получают успешной реализации. США объявили в январе этого года, что не поддерживают идею национализации инфраструктуры 5G. Да и прецедентов с национальными игроками 3G и 4G – раз-два и обчёлся.

    Корр: А какие могут быть варианты?

    К.Д.: Есть разные истории. Если есть какой-то сторонний игрок, который отдельно строит, а потом сдаёт в аренду инфраструктуру – это один вариант. В этом случае возникает абсолютно негибкая, непрозрачная и неконкурентная структура. Сейчас оператор под свой карман и под свои возможности гибко может выделять CAPEX или не выделять – деньги на развитие, на инвестиции. А если у тебя есть узкое место в виде сторонней компании, это уже гораздо сложнее. Другой вариант реализован в России: у нас операторы научились договариваться при совместном использовании RAN (radio access network) 4G. Скажем, у нас с Вымпелкомом заключён договор, по которому в половине регионов мы ведущие, они ведомые, а в половине – наоборот. То есть активную RAN мы научились разделять, а ядро сети у каждого свое стоит. Каналы связи тоже бывают по-разному организованы, и мы можем на этом сэкономить.

    Для экономики и конкурентного развития в целом это хорошо, когда сеть не одна, и для безопасности тоже, потому что сбой не затронет всех сразу, ведь из-за дублирования общая надёжность архитектуры выше. Тем более что вы знаете: по нашим российским правилам, если у кого-нибудь из конкурентов возникают проблемы в сети, автоматически включается аварийный роуминг, и абоненты не остаются без связи.

    Кор: А каковы перспективы диапазона mmWave? Я понял из вашей презентции, что в 2019 году у МТС уже планируются какие-то коммерческие зоны. Расскажите подробнее?

    К.Д: Два основных сегмента, которые сейчас обсуждаются — это диапазон Sub-6 (ниже 6 ГГц) и миллиметровые волны, от 24 ГГц и выше. Ситуация с миллиметровым диапазоном в России гораздо проще, он свободнее чем Sub-6 и поэтому первые предкоммерческие запуски ожидаются в нём. Там проще и аукцион организовать. А для Sub-6, другого важного диапазона, который в других странах является основным для запуска, у нас пока не определены условия, потому что этот частотный диапазон занят спецпользователями и устаревшими технологиями. А что касается mmWave, то не требуется глобальных инвестиций, чтобы запустить работу таких сетей. Например, в каком-то районе Москвы достаточно провести конкурс. Оборудование есть в наличии — от тех же вендоров, что поставляют его для других рынков, на которых такие решения уже начали запускаться.

    Корр: А что вы думаете о радиофобии? Базовые станции устанавливаются плотно, и люди, когда у них за окнами стоит базовая станция на соседнем доме, уже переживают. А если у них базовые станции 5G будут стоять на каждом фонарном столбе, то они же с ума сойдут!

    К.Д.: С ума можно сходить по любой причине. На самом деле люди не знают, где что стоит. Поэтому, если не вести на эту тему досужих непрофессиональных разговоров, никакой радиофобии не будет. У пользователей есть две проблемы: отсутствие интернета и радиофобия. Приходится выбирать. В России радиофобия, к счастью, не массовое явление, а санитарные нормы намного жёстче, чем в Европе. Поэтому мы серьёзно не обсуждали эту вещь как одно из серьезных препятствий для развёртывания 5G-сетей. Да, существуют разовые кейсы, когда люди с вилами выходят против установки радиоборудования, но 5G в первую очередь будет ставиться в плотной городской застройке, или, в отдельных кейсах, в качестве какого-нибудь b2b-решения, так что это не вызовет массового недовольства.

    Корр: И последний вопрос: когда будут коммерческие запуски 5G в России – в 2021 году, или всё-таки раньше?

    К.Д: Предкоммерческие, как я сказал, в 2019 году вполне могут состояться. Что касается коммерческих, то вначале должны появиться устройства: сначала появляются устройства, они дешевеют, появляется спрос на устройства, появляются востребованные услуги, появляются частоты, начинает строиться сеть. В 2019 году будет несколько устройств, которые будут поддерживать mmWave, и в конце 2019 года в паре-тройке городов возможны запуски.


    * Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    тэги

    МТС IoT 5G 4G LTE

    Рейтинг:

    (0)
    TVnews.by